00:41 

обрывки

suicidal sally
her lying eyes will always win

- Держись крепко, ногами не дави, мне надо как следует разбежаться.
И он бросается вперед, на ходу крича:
- Глаза закрой! Мешаешь!
Через щелку между веками я вижу, как край крыши выскальзывает у него из-под ног. Нас кидает вниз, парашют наполняется воздухом, гудит мотор. Аллейн уверенно выравнивает управляемое крыло, и, пробороздив проспект по-над разделительной полосой, мы поднимаемся все выше, над кустами антенн, сквозь клубы грязного света, рассеивающегося в черное небо.
Зубы сводит от ветра, когда я смеюсь.
- Можешь меня больше не душить, ты и так хорошо привязана, - громогласно восклицает Аллейн.
Я оборачиваюсь в поисках дома, с которого мы спрыгнули. Он поднимается стеной над Приморским районом. За какими-то из его блеклых окон теснится та разношерстная компания. Они и не подозревают, несмотря на все их случайные прозрения, что можно оказаться вдруг в самом центре этой ночной дали, которая манит иногда через открытые форточки, но никогда не показывает себя более, чем в виде тонкой струйки холодного воздуха. Вот так, посреди самого Пространства, во всей его красе, Я.
- Обойдем-ка оружейный завод с правого боку, опасно! – кричит Аллейн и начинает совершать долгий маневр.
Завод, кажется, мертв. Я тревожно всматриваюсь в темные нагромождения.
- Мне говорили, ты летал над ним в разведку, один. Это правда?
Аллейн молчит.
- Эй!
- Погоди, - бормочет он.
Мы летим по огромной дуге, ветер бьет по щекам, а город медленно поворачивается под нами.




Аллейн всегда знает, что делает. Я – нет. Аллейн всегда знает, что делает. Но я не знаю, что же делает Аллейн. Не могу себе представить, какую карту он рисует себе. Я просто чувствую, что она огромна по сравнению с тем маленьким ее обрывком, в котором звезды проявились в пронзительном лесном небе и отразились под ногами в невидимой озерной воде. Мы как будто зависли в воздухе, и ветер перестал.
И все, на этом все заканчивается. Жестяная крыша разрывается от стука дождя. Ржавая бочка наполняется пенной водой. Я корчусь под старыми одеялами и верчу в руках тупой перочинный нож. Как я ни силюсь, все, что я могу, - это снова и снова останавливаться над лесным озером, дышать Аллейну в затылок и слышать «Посмотри». Больше он ничего не сказал.
Не плюй в колодец звездного неба над головой, пригодится напиться. Это все, что приходит в голову. Электричества нет. В мокрое поле рвется осень. У меня нет тысячи идей, откуда здесь взялся этот вагончик. Мы спустились во влажную траву в предрассветный холод. Мне сонно и зябко под двумя казенными одеялами, Аллейн возится на крыльце. Потом сидит, курит, и солнце никак не поднимется из восточных тучек. Никак не поднимется…

@темы: graphomanic

URL
   

sally's suicidal smile

главная